Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
Главная < Наука < Публикации < Подробнее

БОГОМОЛОВА Е.Н. Способы обеспечения связности текста в структурно-динамическом рассмотрении (на материале китайских публицистических текстов)

Диссертационный совет Д 215.005.01 при Военном университете (111033, г. Москва, ул. Волочаевская, д. ?) объявляет, что диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук представила БОГОМОЛОВА Елена Николаевна: «Способы обеспечения связности текста в структурно-динамическом рассмотрении (на материале китайских публицистических текстов)» (10.02.19). Защита состоится 21 июня 2011 г. Тел.: 362-41-38.

Работа выполнена на кафедре дальневосточных языков ФГВОУ ВПО «Военный университет».

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Курдюмов Владимир Анатольевич,
декан факультета востоковедения Института иностранных языков
ГОУ ВПО «Московский городской педагогический университет»

Официальные оппоненты:

  • доктор филологических наук, профессор Сидоров Евгений Владимирович
  • кандидат филологических наук Яковлев Григорий Юрьевич


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет»


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Нечаевский В. О.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа посвящена исследованию феномена связности текста, рассматриваемого в рамках структурно-динамической парадигмы на примере материалов китайской публицистики. В диссертации предпринята попытка объединения разработанных к настоящему времени методов описания средств обеспечения связности при декларировании приоритета тех из них, которые находятся на уровнях языка, являющихся развертками элементарной предикативной пары.

В исследованиях, проводившихся в данной области, (по большей части они относятся к XX веку; наиболее известные из них принадлежат перу таких ученых, как З. Харрис, Р.-А. де Богранд, В. Дресслер, Э. Сэнфорд, И. Р. Гальперин, О. И. Москальская, Ю. А. Сорокин) не затрагивалась проблематика китайского языка (исключение составляет диссертационное исследование А. М. Ефремова, выполненное в 1987 году) и не предпринимались попытки применения положений предикационной концепции языка к изучению феноменов связности и цельности текста. Как следствие этого, актуальность настоящей работы обусловлена:

  • необходимостью переосмысления некоторых категорий лингвистики текста в свете предикационной концепции языка;
  • необходимостью расширения подходов к изучению феноменов связности и цельности текста с привлечением материала языков изолирующего типа (в частности, китайского языка), дающих возможность переосмысления некоторых категорий лингвистики текста с учетом языковой специфики;
  • необходимостью дальнейшей разработки проблематики, связанной с анализом целостных надсентенциальных образований в китайском языке, что, в свою очередь, связано с недостаточным количеством работ, посвященных структурно-синтаксическому анализу текста на материале китайского языка, а также уровнем таких работ, выполненных большей частью в 1950-е – 60-е годы;
  • насущной необходимостью развития взглядов на природу и типологию китайского языка в свете сентенционального и надсентенционального структурного анализа.

Объектом диссертационного исследования являются газетно-публицистический стиль китайского языка в целом, рассматриваемый как динамическая дискурсивная системно-организованная целостность, а также грамматические и стилистические средства языка, рассматриваемые как средства обеспечения связности в текстах газетно-публицистического стиля.

Предметом исследования являются грамматические и стилистические закономерности текстового уровня, выявляемые в произведениях (текстах) газетно-публицистического стиля китайского языка и действующие в процессе реализации категорий связности и цельности в публицистических текстах.

Целью диссертации являются осуществление выполненных в русле представлений о динамической природе языка описания и анализа феноменов связности и цельности в китайском языке, на примере текстов соответствующей стилевой и жанровой направленности.

Поставленная цель исследования достигается путем решения следующих задач:

  • анализ и обобщение теоретического материала по данной проблематике на основе исследований отечественных и зарубежных лингвистов;
  • критическое рассмотрение существующих к настоящему моменту концепций, связанных с объектом исследования;
  • выявление закономерностей функционирования языковых средств создания связности и цельности в публицистических текстах на китайском языке;
  • описание и систематизация выявленных закономерностей обеспечения связности текста, исходя из представлений о динамической природе языка;
  • применение метода пропозиционального анализа к статьям публицистического жанра, использование которого ранее было ограничено статьями информационного характера;
  • разработка принципов стратификации языковых средств обеспечения связности и цельности, основывающихся на представлениях о динамической природе языка.

Материалом исследования послужили публицистические тексты, публиковавшиеся в газете «????» («Жэньминь жибао») под рубрикой «????» («Народный форум») в 2008-2010 гг. Материалы посвящены наиболее острым политическим и социальным темам, представляющим интерес для значительной части жителей КНР. Корпус исследованных текстов на китайском языке составил 100 единиц объемом 1000-1200 иероглифов каждый.

В работе применялись методы структурного анализа, пропозиционального анализа, компонентного анализа, количественной обработки языкового материала.

Научная новизна исследования заключается в том, что категории и методы динамического направления в языкознании впервые применяются к описанию структур текстового уровня в китайском языке и, в частности, средств, формирующих связность и цельность китайского публицистического текста. В настоящей работе критерии и принципы коммуникативной лингвистики раскрываются на китайском языковом материале с опорой на углубленный анализ пропозициональных структур; впервые выделяются специфические для китайского языка средства, обеспечивающие связность публицистического текста в динамическом отношении. Применительно к китайскому языку связность и цельность впервые исследуются в русле воззрений, сформулированных в исследованиях известных отечественных ученых Ю. В. Попова, Т. П. Трегубович, Е. В. Сидорова, В. А. Курдюмова.

Теоретическая значимость работы заключается в общем углублении положений динамической концепции языка на материале текстового анализа; в уточнении критериев коммуникативного подхода к тексту за счет элементов пропозиционального анализа механизмов текстовой связности; в определении совокупности средств, обеспечивающих параметры цельности и связности китайского публицистического текста, категорий и принципов лингвистики текста в китайском языкознании; в определении принципов рассмотрения феноменов связности и цельности применительно к текстам на китайском языке (стратификация средств их обеспечения согласно положению в системе уровней и ярусов языка; особый, не до конца проясненный статус средств фонетико-фонологического уровня; необходимость выделения дополнительных типов пропозиций), что позволяет расширить научные представления по ряду вопросов (сущность текста и дискурса, понимаемых как элементы, непосредственно отражающие сущность языка; сущность процесса предикации; принципы адаптации зарекомендовавших себя методов лингвистического анализа к языкам, генеалогически далеким от тех, на материале которых они разрабатывались и др.), существенных для общей теории языкознания.

Практическое значение исследования. Полученные результаты могут быть использованы для дальнейшей разработки теории языкознания в области текстового анализа. Кроме того, полученные данные могут оказаться полезными для специалистов по общему языкознанию, где китайский язык, генеалогически далекий от европейских языков, может способствовать уточнению ряда известных положений о механизмах создания текста. Результаты работы также могут быть использованы в качестве основы при написании учебников и учебных пособий по практическим курсам китайского языка, при разработке учебно-методической литературы, программ и планов по теоретическим курсам китайского языка, а также непосредственно в процессе преподавания. Содержащиеся в приложениях материалы могут быть полезны при преподавании практического курса перевода с китайского языка, курса стилистики, а также курса теоретической грамматики на старших курсах высших учебных заведений.

На защиту выносятся следующие положения:

  • Феномены связности и цельности, проявляющиеся на текстовом уровне, обеспечивающем реализацию коммуникативной и регулятивной функций языка, целесообразно рассматривать с позиций динамического направления в языкознании, в основе которого лежит процессуальная трактовка языка как коммуникативного знакового образования.
  • Метод пропозиционального анализа газетных текстов, разработанный на материале текстов информационной направленности (основные его положения были опубликованы в работах Ю. В. Попова и Т. П. Трегубович, появившихся в 1970-1980-х гг.), успешно приложим к анализу текстов публицистического жанра при условии усовершенствования метода за счет 1) включения в разработанную Ю. В. Поповым и Т. П. Трегубович классификацию экзистенциальных пропозиций, 2) включения в данную классификацию пропозиций модальности и 3) внедрения смешанных классификаторов, позволяющих отразить феномен свернутой предикативности. Данный метод анализа текста дает значимые результаты и применительно к китайскому языку.
  • Процесс реализации категорий связности и цельности может получить более полное описание при условии применения интегрированного подхода, в рамках которого исследуются средства различных уровней, обеспечивающих межпропозициональную и надпропозициональную связность и смысловую целостность уровней текста с опорой на механизмы развертки и/или свертки элементарной предикативной пары (при безусловном приоритете уровней, представляющих собой ее развертки).
  • Китайские публицистические тексты характеризуются преобладанием пропозиций статической характеризации и качественной предикации, а также динамической характеризации и объектной предикации.
  • Китайские публицистические тексты, обладающие эксплицитно выраженной пропагандистской составляющей, характеризуются повышенной частотностью пропозиций модальности. Данный тип пропозиций, практически не встречающийся в текстах информационного жанра, не может быть отнесен ни к пропозициям статической, ни к пропозициям динамической характеризации, ввиду особого, модального («внедейственного») характера выражаемых ими смыслов.

Апробация. Результаты исследования апробированы автором при проведении практических занятий по китайскому языку в ВУЗах города Москвы ФГОУ ВПО «Военный университет», ГОУ ВПО «Московский Городской Педагогический Университет» в 2005-2009 гг. Основные положения исследования нашли свое отражение в публикациях диссертанта, осуществленных в научных журналах «Вестник Военного университета», «Вестник Московского городского педагогического университета. Серия "Филология. Теория языка. Языковое образование"», а также в сборнике «Государства Дальнего Востока».

Структура работы определяется целями и задачами исследования: диссертация состоит из введения, трёх глав, выводов по каждой из них, заключения, списка литературы и шести приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, описываются его объект и предмет, а также методы и материал исследования. Помимо этого, во введении определяются цель и задачи исследования, раскрывается его научная новизна, теоретическое и практическое значение исследования.

В Главе I «История исследований категорий связности и цельности текста в мировой лингвистике» приводится обзор основных исследований, в которых в качестве объекта рассматривается текст; выделяются исследования, являющиеся, на наш взгляд, наиболее перспективными с теоретической точки зрения, а также констатируется неполное совпадение содержания понятий «связность» и «цельность», с одной стороны, и «когезия» и «когерентность» – с другой.

Исследования, объектом и предметом которых становился текст, стали проводиться в начале XX века, то есть примерно за 50 лет до появления лингвистики текста как специальной дисциплины. Несколько позже представители глоссематики, являвшиеся наиболее последовательными продолжателями исследований Ф. де Соссюра (хотя и гипертрофировавшими формальную их сторону), декларировали изучение текста как основу своих исследований. «Единственно, что дается исследователю языка в качестве исходного пункта (мы излагаем это в традиционной форме по причинам эпистемологического характера), так это текст в своей нерасчлененной и абсолютной целостности» [Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка. // В кн. Новое в лингвистике. Вып. 1. – М.: Изд-во иностранной литературы, – 1960. – Стр. 273]. В работе М. М. Бахтина «Проблема речевых жанров» (1952-1953) описывается высказывание, понимаемое автором как реальная единица речевого общения, в противоположность единицам языка – слову и предложению. Именно М. М. Бахтину принадлежит первое, хотя и интуитивное, упоминание об интратекстовых и интертекстовых связях. Американский исследователь З. Харрис, опубликовавший в 1952 году статью «Анализ дискурса», считается предтечей лингвистики текста в ее современном понимании. Понятие «дискурс» в данной работе, по сути, аналогично современному понятию «текст» (ср. понятие «высказывание» у М. М. Бахтина).

З. Харрис также утверждал, что связный текст, вне зависимости от его линейной протяжённости есть единственно возможная форма существования языка. Выдающийся французский лингвист Э. Бенвенист, специально не занимавшийся исследованиями текста, в одном из своих очерков, носивших название «Уровни лингвистического анализа» (1966) выдвинул тезис о несводимости единиц языка высшего уровня к совокупности единиц низшего уровня, ставший одной из теоретических основ зарождающейся лингвистики текста. Первым полномасштабным исследованием, объектом которого являлась организация текста и, следовательно, его связности, стала работа Р. Харвега «Местоимения и строение текста» (1967). Р. Харвег утверждал, что связность текстов обеспечивается механизмом «замены», когда последовательно употребляются несколько выражений с одинаковым смыслом или одинаковой референцией. Другой заметной вехой в истории лингвистики текста стал так называемый «констанцский проект», задача которого заключалась в формулировании так называемой грамматики текста, то есть абстрактной грамматики. Результаты работы группы ученых, в которую, в частности, входили Петер Хартманн, Янош Петефи и Тойн ван Дейк, были частично опубликованы в 1972 году и выявили существенные различия между грамматикой предложения и грамматикой текста. Одним из главных выводов, сделанных исследователями в рамках данного проекта, стала невозможность выведения критериев для определения «грамматичности» или «пригодности» (well-formedness) текста.

Понятия «когезия» и «когерентность», широко использующиеся в зарубежной (и частично в отечественной) лингвистике, были впервые введены в работе М. Хэллидея и Р. Хасан «Когезия в английском языке» (1976). Авторы данной книги определяют когезию следующим образом: «Когезия – это набор значимых отношений, который является общим для всех тестов, который различает текст от не-текста и служит средством обнаружения взаимозависимости содержания отдельных отрезков. Когезия не выявляет, что сообщает текст, она выявляет, как текст организован в семантическое целое (semantic edifice)».

Р.-А. де Богранд и В. Дресслер, являющиеся, по-видимому, наиболее авторитетными зарубежными учеными, работающими в области лингвистики текста, определяют когезию как наличие в тексте логично построенных синтаксических структур различного размера и различной сложности, которые адресант заполняет имеющимися в его распоряжении материалами. Основой же для когерентности, по мнению Р.-А. де Богранда и В. Дресслера, является так называемая «непрерывность смыслов» внутри знания, активирующегося выражениями данного текста. Сама же когерентность, по мнению данных ученых, представляет собой взаимный доступ и взаимную релевантность в конфигурации концептов и отношений.

По мнению французского исследователя Ф. Растье, когезия текста есть производная от внутритекстовых семантических связей; когерентность же текста представляет собой совокупность семиотических феноменов и является производной от экстралингвистического наполнения текста. Исследователь подчеркивает, что когезия замыкается в рамках одного языка, в то время как когерентность будет являться межъязыковым и межсемиотическим понятием.

Видный британский ученый Э. Сэнфорд, рассматривавший когерентность с позиций психолингвистики, полагает, что «текст когерентен насколько, насколько он понятен; насколько в нём отсутствуют аспекты не связанные с сообщением, и насколько у реципиента отсутствует ощущение того, что в тексте чего-то не хватает. Мы можем считать текст некогерентным, если он не удовлетворяет приведённым выше условиям. Когерентность формируется двумя важными источниками информации?: текстовыми сигналами (text cues) и психологическими ограничителями (psychological constraints). Текстовые сигналы – это сигналы, имеющиеся в самом тексте, в то время, как психологические ограничители обозначают мыслительные процессы или умозаключения, которые дают нам дополнительную информацию, по отношению к той, которая содержится в самом тексте. Естественно, что в случае, когда текст написан таким образом, что для того, чтобы понять его смысл, необходимо сделать слишком много безосновательных умозаключений, мы будем считать такой текст некогерентным» [Encyclopedia of Language and Linguistics. – Oxford: Elsevier – 2006, p. 1709].

Отечественные ученые, рассматривавшие проблематику лингвистического анализа текста, также получили ряд результатов, релевантных для реферируемого исследования. В частности, российский китаист А. А. Щукин (1976) предложил осуществлять анализ текста, являющегося сложным многоплановым объектом с собственной иерархической структурой, следует осуществлять по четырём основным направлениям: с точки зрения так называемого «большого» синтаксиса, изучающего связи между предложениями; с точки зрения логических категорий; с точки зрения анализа существующих в тексте семантических связей и с точки зрения изучения просодической структуры текста и средств её выражения. Ю. А. Сорокин (1982), изучавший связность и цельность текста с психолингвистической точки зрения, ввел разделение текстов на тексты-артефакты и тексты-ментефакты. «Тексты-ментефакты, состоящие, как правило, из правдоподобных высказываний, принадлежат сфере антропогенной квазидеятельности, понимаемой как репродуцирование явлений, процессов, фактов, но не артефактов. Тексты-артефакты, состоящие, как правило, из высказываний, стремящихся к истинности, но не к правдоподобию, принадлежат сфере антропогенной деятельности, понимаемой как конструирование явлений, процессов, фактов и артефактов» [Аспекты общей и частной лингвистической теории текста. – М.: Наука, – 1982. – С. 66]. Различие между ними, по Ю. А. Сорокину, заключается прежде всего в том, что «для текстов-ментефактов связность может варьироваться в широких пределах», в то время как «для текстов-артефактов связность может быть сведена к некоторому закрытому набору признаков» [там же].

А. М. Ефремов, специально исследовавший связность китайского текста (1987), отмечает, что «спаянность текста находится в прямой зависимости от спаянности единиц нижележащих уровней, причем здесь вырисовывается следующая закономерность: сильная спаянность одной единицы несет в зародыше явление противоположного свойства – слабую спаянность смежной с ней вышестоящей единицы. Так, совпадение в КЯ слога и морфемы, единое тональное оформление слога и четкость его внешних границ автоматически ведет к «рыхлости» слова. В свою очередь слово, не обладающее достаточной степенью внутренней прочности, тяготеет к плотному включению в синтагму и т. д.» [Ефремов А. М. Связность китайского текста в сравнительно-типологическом аспекте //Дисс… канд. филол. наук//.– М.: ВКИ, – 1987. – С. 41]. Таким образом, на основании полученных А. М. Ефремовым результатов, мы можем говорить о наличии в китайском языке феномена своеобразного чередования, когда уровни, характеризующиеся слабой спаянностью находящихся на них единиц, чередуются с уровнями, спаянность единиц которых будет сильной.

Е. В. Сидоров, чьи работы оказали существенное влияние на развитие отечественной коммуникативной лингвистики, отмечает, что «причина системности текста – в системности коммуникативного акта, в том, что в тексте в преобразованном виде воплощаются признаки системности коммуникативных деятельностей. Например, целостность текста обусловлена целостностью первичной и вторичной коммуникативных деятельностей» [Сидоров Е. В. Основы коммуникативной лингвистики. – М.: ВКИ, – 1986. – С. 57]. В качестве глобального атрибута, характеризующего текст как в языковом, так и в функциональном и в системном отношении, Е. В. Сидоров выделяет интегральное качество текста – коммуникативность, которое понимается как «качественная определённость текста как состояния-отрицания, предназначенного для последующего отрицания» [Сидоров Е. В. Проблемы речевой системности. – М.: Наука, – 1987. – С. 51]. Ключевыми понятиями подхода Е. В. Сидорова к анализу текста, таким образом, являются понятие коммуникативности – «интегрального качества текста и одновременно общего принципа совокупной системной организации текста» [Сидоров Е. В. Проблемы речевой системности. – М.: Наука, – 1987. – С. 133], понятие основы текста – «предметно-знаковой модели сопряжения коммуникативных деятельностей» [там же] и понятие закона системной организации текста. Как можно видеть, текст принципиально определяется автором как модель сопряжённых коммуникативных деятельностей адресанта и адресата, а не как статичный набор неких единиц низшего порядка (предложения, СФЕ и пр.). Особая ценность данных положений заключается, по нашему мнению, в указании на деятельностную природу языка и, с другой стороны, в указании на системный характер данного явления. Е. В. Сидоровым было убедительно показано, что две данные категории не должны рассматриваться как антагонистические, более того, только их совместное применение может позволить исследователю получить адекватную картину такого сложного явления, как язык.

В Главе II «Структурно-динамический (предикационный) подход к изучению единиц текстового уровня» рассматриваются работы отечественных ученых, положения которых были непосредственно использованы нами в качестве теоретических основ настоящего исследования. К числу таких работ относятся, в частности, исследования Ю. В. Попова и Т. П. Трегубович (1978, 1984), в которых был описан и обоснован метод пропозиционального анализа текстов, базирующийся на выделении в анализируемых текстах семантико-синтаксических структур, называемых пропозициональными и выделяемых на основании детекции предикативных отношений в рассматриваемом тексте.

Данный метод, динамический по своей сути (авторы прямо противопоставляют его статическому структурному подходу) может быть вкратце сведен к следующим положениям:

1. пропозиция (в данном случае) понимается как элементарная единица семантико-синтаксической структуры текста [Попов Ю. В., Трегубович Т. П. Текст: структура и семантика. – Мн.: Вышэйшая школа, – 1984. – С. 111];

2. встречающиеся в текстах предикаты подразделяются на статальные, характеризующие состояние текстуального референтора или указывающие на его признак; процессуальные, характеризующие изменение состояния текстуального референтора; и акциональные, характеризующие различного рода деятельность текстуального референтора [Там же – С. 135];

3. На основе такого деления выделяются пропозиции статической характеризации, включающие в себя пропозиции статальной предикации, пропозиции качественной предикации, пропозиции локальной предикации, пропозиции темпоральной предикации; и пропозиции динамической характеризации, включающие в себя пропозиции процессуальной предикации и пропозиции акциональной предикации. Последние делятся на пропозиции детерминирующей предикации и пропозиции реляционной предикации, а они, в свою очередь, – на пропозиции объектной предикации и пропозиции экспликативной предикации [Там же – С. 139].

4. По мнению Ю. В. Попова и Т. П. Трегубович, на текстуальном уровне не могут быть выявлены экзистенциальные пропозиции (поскольку в силу краткости и высокой степени информативности, характерной для текстов газетной публицистики, такие пропозиции, как правило, остаются в пресуппозиции и не получают эксплицитного выражения). Также не могут быть выявлены на текстуальном уровне номинативные пропозиции, ввиду их функциональной ограниченности [Там же – С. 138].

Говоря о процессе порождения текста, Ю. В. Попов и Т. П. Трегубович указывают, что «с точки зрения логического порядка операций процесс (порождения текста – Е. Б.) «начинается» с теморематизации, далее вступает в действие предикация, а за ней – семантизация и референция, создающие в свою очередь базу для импликации. Очень важно подчеркнуть, что с «началом действия» каждой последующей операции не «кончается действие» предыдущих. Каждая операция, создав предпосылки для следующей, продолжает взаимодействовать с ней на её уровне» [Там же – С. 98-99].

Понятия предикации и предикативности, являющиеся для реферируемого исследования одними из базовых, были более подробно рассмотрены В. А. Курдюмовым в работах 1993 и 1999 годов, выполненных в русле предикационной концепции языка. Главным отличием данной концепции стало отрицание статического характера языковой системы и определение языка как динамической последовательности форм, выражающих идеи [Курдюмов В. А. Идея и форма. – М.: ВУ, – 1999. – С. 179]. Языковые отношения, сущность которых заключается в последовательном обмене и репродукции бинарных форм, не существуют только в рамках вербальной коммуникации; напротив, подобные процессы будут лежать в основе появления всех сущностей. В этом смысле утверждение немецкого философа М. Хайдеггера о том, что язык есть дом Бытия, приобретает новый смысл и наполняется почти буквальным содержанием.
Подчеркивая центральный характер «предикационных понятий» для описания языковых единиц, относящихся к различным уровням, В. А. Курдюмов указывает, что «в системе категорий (качеств) текста предикативность признается одним из системно-языковых качеств в системе признаков, объединенных общим понятием коммуникативности как наиболее общего свойства текста [Сидоров-87, стр. 67].» [Курдюмов В. А. Идея и форма. – М.: ВУ, – 1999. – С. 55-56].

Понятие предикативности, по В. А. Курдюмову, не ограничивается процессами, протекающими на уровне предложения-высказывания или даже текста. Процесс предикации, в свою очередь, характеризуется качественным, уровневым переходом от статических (свернуто динамических) единиц лексико-фразеологического уровня к динамическим единицам уровня простого предложения и далее к развернуто динамическим единицам более высоких уровней. Следует отметить, что в процессе порождения речи не будет наблюдаться синтез единиц высшего уровня из единиц низшего и, тем более, не будет наблюдаться механическое сцепление полученных единиц. «Наиболее объемлющими категориями для выражения структуры предикативного отношения являются топик и комментарий, которые понимаются нами максимально широко в силу своей универсальности. При их помощи можно описывать речевой и внутренний синтаксис, структуру текста и т. д. Широко понимаемые топик и комментарий – абсолютные эквиваленты выражений «предицируемый» и «предицирующий компонент» бинарной структуры». [Курдюмов В. А. Идея и форма. – М.: ВУ, – 1999. – С. 81-82]. Термины «топик» и «комментарий», по мнению В. А. Курдюмова, употребляются в лингвистической литературе как минимум в четырех значениях: классическом (согласно впервые предложившим данные термины американским ученым Ч. Ли и С. Томпсон, топик и комментарий - противопоставляемые подлежащему и сказуемому синтаксические категории уровня предложения - текста), текстовом (А. М. Ефремов) (понимание топика как темы образования текстового (сверхфразового) уровня, локализуемой в одном из предложений в синтаксическом виде, при возможности реализации комментария к данному топику за пределами предложения), психолингвистическом (Т. В. Ахутина) (понимание топика и комментария как наиболее естественной и первичной глубинной (психолингвистической) структуры, предшествующей «подлежащной» структуре при порождении речи) и типологическом (Ч. Ли и С. Томпсон) (степень наличия в том или ином языке топиковых структур в противоположность подлежащным используется в качестве основания для классификации языков мира).

Рассматривая процессы порождения и восприятия речи, В. А. Курдюмов отмечает, что результатом порождения речи всегда является текст – целостное личное послание, порождаемое и воспринимаемое исключительно как целое, а не как соединение единиц более низких уровней. Как следствие, в процессе порождения-восприятия будет постоянно происходить свертывание и развертывание бинарных структур.

Восприятие текста, в соответствии с предикационной концепцией языка, должно проходить следующие стадии:

  1. материальный знак, «сотрясение воздуха»
  2. отражение знака
  3. осознание знака – его структурирование выделение составляющих
  4. разделение на топик и комментарий (предмет + характеризация)
  5. цепь из топиков и комментариев, ведущая к окончательной т-к структуре
  6. выделение из комментария остальных актантов и перемещение топика в разряд актантов, «остатки» комментария становятся предикатом
  7. визуализация актантов (актанты становятся образами, ситуация может быть представлена)
  8. создание уточненного образа ситуации
  9. являясь адресатом (топиком к сообщению), партнер осознает свое место в коммуникации. Выполняется регуляция
  10. уточненный образ ситуации становится знанием

(Схема приводится по [Курдюмов В. А. Идея и форма. – М.: ВУ, – 1999. – С. 105])

Приведенная выше схема представляет собой изображение «положительного» направления предикационной цепи (восприятия), «отрицательное» же направление (порождение) должно в идеале выглядеть зеркальным отражением данной схемы; в действительности подобная ситуация будет наблюдаться крайне редко вследствие несовпадения индивидуальных процессов развертывания и свертывания смыслов у каждого из коммуникантов. Процесс порождения и восприятия речи, по В. А. Курдюмову, будет бесконечен, поскольку любой линейно-конечный этап коммуникации будет инициировать ее продолжение и дальнейшее уточнение сложившегося у коммуникантов в результате прошедших этапов коммуникации знания. Подобное знание, в идеале представляющее собой абсолютно завершенную картину мира, будет иметь нелинейный характер и обладать абсолютной цельностью, исключающей возможность его кодирования средствами «повседневного» человеческого языка; то несовершенное знание, находящееся в распоряжении каждого из людей в действительности, будет также нелинейным. Существуют основания полагать, что степень применимости естественного языка к выражению знания индивида обратно пропорциональна степени экзистенциальности данного знания и его приближенности к философскому Абсолюту.

Одним из главных выводов, к которым В. А. Курдюмов приходит в результате исследования, является положение о сущностном характере динамических (предикационных) процессов для бытия языка и Бытия в целом. Автор показывает, что идеепродуцирование, выраженное в виде последовательного воспроизведения бинарных форм («ячеек»), будет составлять основу для актуализации (воплощенного проявления) всех явлений нашей действительности и (как частный случай) явлений языка. Таким образом, показывается, что предикация, рассматривавшаяся ранее как специфическая категория, характерная только для уровня предложения, будет являться универсальной языковой категорией (другие языковые единицы могут быть интерпретированы как случаи свертки или развертки элементарной предикативной пары) и, более того, универсальной философской категорией.

В Главе III «Основы динамической структурной типологии китайских текстов (на примере текстов публицистики КНР)» рассматриваются теоретические основы анализа публицистических статей, кратко анализируются особенности публицистики в государствах с декларируемым социалистическим общественным строем, а также приводятся базовые принципы рассмотрения феноменов связности и цельности текста в русле предикационной концепции языка.

В реферируемом исследовании предлагается привести методику анализа феноменов связности и цельности текста в соответствие с данной концепцией и рассматривать их как универсальные языковые категории, существующие в языке в целом; при этом их существование обусловливается динамическим характером языка, а их репрезентация в конкретных текстах осуществляется в рамках языкового процесса, отталкиваясь от элементарной пропозиции как от нулевого уровня и репрезентируясь далее в своих свертках и развертках:

Разработано на основе схем предикационной цепи, приведенных в [Курдюмов В. А. Идея и форма. – М.: ВУ, – 1999. – С. 146] и [Курдюмов В. А. Курс китайского языка: теоретическая грамматика. – М.: Цитадель-трейд; Лада. – 2005. – С. 133].

По нашему мнению, анализ связности и цельности текстов разумно проводить именно на основании данной предикатоцентрической схемы, поскольку такая схема, с одной стороны, дает исследователям возможность интегрировать различные подходы к объяснению данного феномена и, с другой стороны, позволяет им ранжировать различные уровни обеспечения связности/цельности, не преувеличивая значение любого из них (в особенности уровней, находящихся ниже нулевого).

В анализируемых нами статьях, в соответствии с приведённой выше схемой, можно выделить следующие уровни, по которым ранжируются языковые средства обеспечения связности:

1. уровень совпадения и/или сходства звуковых оболочек рассматриваемых единиц

Данный уровень, функционально соответствующий фонетико-фонологическому уровню языка, занимает самую нижнюю позицию в иерархии уровней, следовательно, важность описываемых на этом уровне средств для достижения феномена связности, скорее всего, будет минимальной. Вместе с тем, полностью игнорировать находящиеся на данном уровне средства будет некорректно, а их важность будет прямо пропорциональна степени художественности анализируемого текста (см. работы по звуковому символизму в произведениях художественной литературы).

Минимальной фонологической единицей в китайском языке является слог, обладающий, по мнению ученых, высокой внутренней спаянностью и монолитностью. Следовательно, анализ отдельных звуков или их позиционных вариантов, широко практикующийся при анализе текстов на европейских языках, в нашем случае неприемлем. К сожалению, в мировой науке отсутствуют исследования, в которых была бы доказана либо опровергнута релевантность встречающихся на фонетико-фонологическом уровне явлений для процесса обеспечения связности текста (в восприятии носителей китайского языка). Данный вопрос, без сомнения, должен стать предметом отдельного большого исследования; в рамках же нашей темы мы можем отметить, что как одно, так и другое предположение имеют право на существование.

2. уровень лексических средств (лексические, лексико-стилистические и собственно стилистические)

Данные средства находятся на один уровень выше по сравнению с рассмотренными ранее, но их степень влияния на обеспечение феномена связности не может быть признана абсолютной, так как, несмотря на полномасштабную знаковую природу единиц данного уровня, они могут быть рассмотрены лишь как свертки предикативного ядра и, следовательно, не могут рассматриваться в качестве единиц, сущностных для текста. Вслед за многими исследователями, занимавшимися этой проблематикой, мы подразделяем данные средства на собственно лексические и лексико-стилистические. Лексические средства, в частности, могут быть представлены лексическими единицами одного семантического поля, местоименными повторами, именными повторами, иными дейктическими средствами. Лексико-стилистические же средства могут быть представлены стилистически маркированной лексикой, единицами с положительной/отрицательной коннотацией, цитатами из высказываний авторитетных политических, религиозных и общественных деятелей и т. п.

3. Уровень формально-грамматических средств

В иерархии языковых уровней ему будут соответствовать лексико-фразеологический уровень и уровень словосочетаний (синтагм). Описываемые на этом уровне средства обеспечения связности могут выражаться рамочными конструкциями, союзными конструкциями, идиомами, элементами вэньяня, сокращениями (в том числе образованными методом морфемной контракции).

4. Уровень пропозициональной структуры

Уровень пропозициональной структуры в нашем случае будет являться своеобразной точкой отсчета, поскольку на нем находятся элементарные предикационные единицы, встречающиеся в текстах: пропозиции (соответствуют уровню простого предложения). Выделяемые на данном уровне средства будут гораздо более важны в вопросе обеспечения связности текста по причине своей первичной предикативной природы, подразумевающей их бинарность, динамику и возможность передачи реципиенту информации, маркированной как новой.

Типов пропозиций, выделявшихся Ю. В. Поповым и Т. П. Трегубович, оказалось вполне достаточно для описания рассматривавшихся этими авторами газетных информационных сообщений; вместе с тем, согласно результатам проведенных нами исследований, для применения данной схемы к описанию материалов СМИ публицистического жанра (в частности, публицистических статей, публикуемых центральной печатью КНР), требуется модификация. Ниже мы приводим список основных изменений, внесенных в ходе исследования в разработанную Ю. В. Поповым и Т. П. Трегубович классификацию текстуальных пропозиций с целью адаптации к анализу публицистических текстов.

1) Включение в классификацию экзистенциальных пропозиций, посредством которых осуществляется постулирование существования либо не-существования текстуального референтора.

2) Включение в классификацию пропозиций модальности. Категория модальности, как известно, занимает особое место среди лингвистических категорий, и единства взглядов среди исследователей на вопрос о ее сущности в обозримом будущем добиться вряд ли удастся. Данная функционально-семантическая категория, выражающая «разные виды отношений высказывания к действительности» [Большой энциклопедический словарь «Языкознание». – М.: Большая Российская энциклопедия, – 1998. –С. 303], является комплексной и многоаспектной, и приходится констатировать, что многие ее аспекты не получили еще подробного логико-философского осмысления. Не получил еще окончательного разрешения и вопрос о целесообразности выделения особых пропозиций модальности, поскольку в основе пропозиции лежит логическое отношение предикации, или предикатно-аргументное отношение (при том, что, как справедливо замечает В. А. Курдюмов, «не язык копирует логику, а наоборот» [Курдюмов В. А. Идея и форма. – М.: ВУ, – 1999. – С. 63]). В научном сообществе нет единства мнений по поводу правомерности выделения модального значения в качестве самостоятельного и, как следствие, правомерности выделения модальных пропозиций как самостоятельного класса. Не претендуя на завершающее слово в данной дискуссии, отметим, что по нашему мнению, класс пропозиций модальности имеет право на существование, поскольку в них реализуется одно из главных, на наш взгляд, качеств процесса предикации – приписывание определенному субъекту определенного свойства, заключающегося, в зависимости от типа модальности в каждом конкретном случае, в наличии у него возможности к совершению того или иного действия либо в наложении на него долженствования некоего рода.

3) Отражение феномена свернутой предикативности при классификации пропозиций. Феномен взаимного перехода предикации в атрибуцию начал привлекать внимание ученых еще несколько десятилетий назад, см., например, раздел ставшей классической книги А. А. Реформатского «Введение в языковедение», посвященный оборотам «с потенциальной предикативностью» [Реформатский А. А. Введение в языковедение. – М.: Аспект Пресс, – 1997. – С. 334-336]. Позднейшие исследователи пришли к пониманию атрибуции как свернутой (либо скрытой) предикации, что было подытожено впоследствии в монографии В. А. Курдюмова, отметившего, что свернутая (потенциальная) предикативность является результатом снижения ранга бинарных оппозиций на выходе в речь. Вследствие этого мы считаем необходимым при отнесении некоторых пропозиций к классу объектной предикации (надкласс динамической характеризации) констатировать наличие у них некоторых признаков пропозиций качественной предикации (надкласс статической характеризации).

5. Уровень единой текстуальной пропозициональной структуры (ЕТПС) и тематических текстуальных пропозиций (ТТП)

На данном уровне мы анализируем средства обеспечения связности, сополагаемые с языковыми единицами, представляющими собой развертку элементарной предикативной пары. Это дает нам основание утверждать, что именно на данном уровне реализуется текстуальность как таковая и, следовательно, только обеспеченная на данном уровне связность имеет право называться истинно текстовой связностью. На этом же уровне начинается реализация другой важной категории – категории цельности текста. Средствами, обеспечивающими реализацию двух данных категорий, здесь выступают, соответственно, ЕТПС и ТТП. ЕТПС является семантической моделью текста, которая получается методом объединения выделяемых в данном тексте пропозиций и которую в дальнейшем, по нашему мнению, следует подвергнуть анализу, классифицируя входящие в ее состав текстуальные пропозиции, согласно приведенным выше критериям. Текстуальные пропозиции, характеризуемые наибольшей частотой употребления их конституентов, составляют так называемую тематическую текстуальную пропозицию (ТТП). Рассматривая данный феномен с точки зрения предикационной концепции языка, мы утверждаем, что механизмы обеспечения цельности текста могут проявляться лишь на уровне разверток элементарной предикативной пары; как следствие, попытки поиска подобных механизмов на лексическом уровне представляются нам ошибочными. Цельность текста необходимо трактовать именно как тематическое единство его предикативных ядерных единиц, которые, выходя на коммуникативный уровень, позволяют реципиенту воспринимать данное речевое произведение как целостное.

6. Уровень интертекстовых пропозициональных связей

Связи, обеспечиваемые средствами данного уровня, выходят за рамки одиночного текста. Интертекстуальная связность сополагается с уровнем дискурса и подразумевает объединение нескольких текстуальных речевых произведений на основании критериев, рассмотренных нами выше. Очевидно, что реципиент стремится построить в своем сознании целостную картину, поэтому восприятие им различных текстов будет подвержено этому же стремлению (пусть даже подсознательно). Авторы же новых текстов будут в некоторых случаях стремиться к тому, чтобы их произведение заняло четко определенное место в мировосприятии реципиента, что окажет непосредственное влияние на процесс порождения данного текста. Особенно ярко межтекстовые связи будут проявляться у текстов принадлежащих к одному циклу, у текстов, объединенных одной тематикой, и у текстов, порожденных в рамках дискуссии (полемики) на какую-либо актуальную тему. Принципиально новые средства обеспечения связности на данном уровне применяться не будут; более высокий статус данного уровня обусловлен масштабом действия данных средств, множественностью анализируемых в данном случае текстов и сложностью речевых ситуаций, продуктами которых они являются.

В заключении подводятся итоги исследования и намечаются пути применения предложенного в его рамках подхода к решению различных проблем частного языкознания, не получивших до сих пор освещения со структурно-динамических позиций.

Список литературы включает работы на русском, английском и китайском языках (всего 179 наименований).

Приложения содержат результаты пропозиционального анализа некоторых из рассмотренных нами в рамках настоящего исследования статей, подтверждающие выдвинутые в реферируемой диссертации теоретические положения. Статьи, анализ которых приводится в приложениях 2 – 6, представляют собой цикл публицистических очерков, посвященных тибетской проблеме.

Переход к осознанию и моделированию динамического характера языка, языка-процесса, является неизбежным парадигмальным сдвигом в развитии науки о языке. Он подготовлен как развитием отраслей языкознания, связанных с высшими уровнями языка («надсентенциональными») (СФЕ, текст, дискурс, речь, язык, отрицание языка), так и расширяющимися возможностями теоретического осмысления не-флективных языков.

В данном случае, выбор темы, совмещающей изолирующий топиковый китайский язык и уровень текста, позволяет не только достигнуть значимых результатов, но и увидеть перспективы дальнейших исследований, вскрывающих динамическую сущность языка.

Основные положения исследования отражены в следующих публикациях автора:
1. Богомолова Е.Н. Классические категории связности и цельности текста в свете предикационных воззрений на природу языка [Текст] / Е.Н. Богомолова // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия "Филология. Теория языка. Языковое образование". - М.: 2010. - №2(6). - С.105-110.
2. Богомолова Е.Н. Реализация категорий связности и цельности в китайских публицистических текстах (в свете предикационной концепции языка) [Текст] / Е.Н. Богомолова // Вестник Военного университета. - М.: 2010. - № 4 (24). - С. 124 - 128.
3. Богомолова Е.Н. Проблема определения типов пропозиций при анализе китайских публицистических текстов [Текст] / Е.Н. Богомолова // Вестник Военного университета. - М.: 2011. № 1(25). С. 49 - 52.
4. Богомолова Е.Н. Реализация категорий связности и цельности текста (на примере публикаций китайской прессы, посвященных тибетской проблеме) [Текст] / Е.Н. Богомолова // «Государства Дальнего Востока: Вып. № 4». (в печати)
Работы № 1, №2, №3 опубликованы в периодических изданиях, входящих в список ведущих рецензируемых изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией.

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false