Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
Главная < Наука < Публикации < Подробнее

ЖИГАРЕВА А. А. Визуализация социального пространства современного общества (социально-философский анализ)

Диссертационный совет Д 215.005.03. при Военном университете (123001, Москва, ул. Большая Садовая, 14) объявляет, что диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук представила Жигарева Алина Александровна на тему: «Визуализация социального пространства современного общества (социально-философский анализ)» (09.00.11), т. 684–13–56.

Предполагаемая дата защиты – 23 декабря 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 215.005.03 А. Оборский

Диссертация выполнена на кафедре философии и религиоведения Военного университета


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Климов Сергей Николаевич

Официальные оппоненты:

  • доктор философских наук, профессор Деникин Анатолий Васильевич
  • кандидат философских наук Дурново Сергей Игоревич

Ведущая организация:
Военно-технический университет при Федеральном агентстве специального строительства России

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

В современном обществе все ускоряющегося развития постоянно возникают новые явления, связанные с усилением роли визуальных коммуникаций, переплетением множества визуальных кодов, режимов видения, техник и практик визуальности, дополняющих или взаимодействующих друг с другом, при этом текстуальное восприятие смысла в значительной степени теряет свое значение, уступая место визуальному мировосприятию. Одним из такого рода феноменов предстает визуализация.

Можно утверждать, что человечество всегда стремилось к получению визуальной информации, так как для большинства людей именно этот канал сообщений об окружающем мире является ведущим. Еще французский поэт Ш. Бодлер в начале XIX в. призывал «сделать наличное зримым» («representer le present»).

Вместе с тем создание все новых информационно-коммуникативных технологий делает возможным тотальную визуализацию общества, инициирование наглядности настолько убедительной, что она не вызывает никаких сомнений в подлинности показываемого нам на экране кино, телевизора, компьютера многообразной наличной реальности.

В этой ситуации очень важно помнить слова-предостережения социального философа и культуролога С. Зонтаг о том, что сегодняшнее общество нуждается в культуре, основанной на изображениях: «Оно устраивает множество зрелищ для того, чтобы стимулировать сбыт товаров и делать нечувствительными к классовому, расовому и половому неравенству. Оно нуждается также в сборе беспредельного количества информации, чтобы эффективнее эксплуатировать природные ресурсы, увеличивать производительность труда, поддерживать порядок, вести войну и создавать рабочие места для бюрократов» . Визуальные массмедиа определяют действительность как зрелище (для масс) и как объект надзора (для правителей). «Производство изображений воспроизводит господствующую идеологию. Социальное изменение подменяется изменением изображений. Свобода потреблять большое количество снимков и материальных благ приравнивается к свободе вообще. Сужение свободы политического выбора до свободы экономического потребления нуждается в неограниченном производстве и потреблении изображений» . Особенно значимы эти слова для российского общества.

Актуальность темы исследования обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, потребностью исследования феномена визуальности, которая становится сегодня базовым модусом существования культуры повседневности, общим принципом структурирования ее артефактов.

Во-вторых, необходимостью анализа визуального восприятия человека, которое вызвано глобальной технологической информационной культурой и которое как бы распадается, фиксируется не на объекте, а разбросано по электрическим сетям, движется, трансформируется.

В-третьих, важностью осознания направленности в современной цивилизации перехвата силами и средствами массовой информации, а также рекламой и индустрией развлечений традиционных функций художественно-визуального искусства как способа описания социального бытия.

В-четвертых, целесообразностью осознанно и эффективно противостоять попыткам некоторых социальных акторов использовать визуальное насилие для манипуляций сознанием масс (преступление, теракт, война в прямом эфире).

Таким образом, проблема изучения явления визуализации, особенностей ее влияния на социальные процессы и отношения приобретает актуальное значение, поскольку она непосредственно связана с мироощущением, мировосприятием и мирочувствованием современного человека.

Степень научной разработанности проблемы. К проблеме изучения феномена визуализации обращались многие исследователи, которые сформулировали подходы к ней в различных науках.

В рамках искусствоведческого знания визуализация исследуется, прежде всего, как род художественно-эстетического восприятия реальности. Так, А.М. Буров ведет речь о замене созерцания и рукотворного подражания природе (мимесиса), вызвавших к жизни создание четко оформленных живописно-художественных образов, связанных с мифологией или отображением реалий окружающего мира на новые технологические способы запечатления и фиксации, которые резко расходятся с основными принципами классического представления, что приводит к возникновению новых тенденций нерукотворной фиксации феноменов реальности. Меняются образы, которые теряют связь с центральным «оформителем» и становятся более свободными.

В лингвистике в рамках изучения проблем массовой коммуникации и речевого воздействия анализируется визуальное влияние на телевизионную аудиторию для достижения определенных прагматических целей. Будучи в определенной семиотической системе социальным знаком телевизионный дискурс как комплексный знак, как своеобразное «произведение искусства» (режиссера, оператора, выпускающего редактора и его помощников, ведущего и др.) сообщает информацию, оказывает воздействие и таким образом является специфическим дискурсом, отражающим сложную структуру взаимосвязи вербальных и визуальных средств в едином комплексе, погруженном в конкретное социальное пространство.

В культурологии сложилось понимание визуализации как порождения особой экранной культуры. П.К. Огурчиков раскрывает взаимосвязь между экранной культурой и порожденной ей новой мифологией, с помощью которой происходит утверждение моделей человеческого поведения, помещение индивидуального бытия в новую систему социальных и культурных координат в которой мир превращается в гиперреальность симулякров, где человек не переживает подлинной реальности, будучи защищен от нее мифом. Автор активно исследует искажение реальности с помощью визуальных технологий, которые в угоду тем или иным социальным и культурным запросам деформируют само представление о себе массового зрителя.

В антропологии внимание исследователей направлено на нахождение ответов на вопросы о том, что и как мы видим, как конструируются визуальные объекты в массмедиа и в искусстве, как происходит манипуляция массовым сознанием при помощи визуальных образов, как исторически меняется конструирование визуального, какие антропологические изменения происходят в связи с визуализацией нашего мира, а также о том, как возможна наука, изучающая визуальное – visual studies (визуальные исследования). С 2003 г. в Российском государственном гуманитарном университете проходят ежегодные конференции Русской антропологической школы, посвященные указанным аспектам визуальности.

Собственно философские исследования посвящены изучению особенностей визуально-информационного взаимодействия человека и мира. Так, М.С. Кухта исследует проблему содержательного обновления категории восприятия, раскрывает основы моделирования динамики восприятия визуальных образов, показывает механизмы рецепции визуальной информации, пытается осмыслить особенности формирования постнеклассической науки и ее рациональности в связи с проблемой восприятия визуальной информации, разрабатывает когнитивную модель, позволяющую анализировать специфику создания визуальных кодов.

А.А. Курбановский обосновывает в своей работе необходимость археологии визуальности, делая акцент на том, что человеческое видение есть культурно-исторический конструкт (артефакт), неразрывно связанный не только со своим временем и социальной средой, но и с изобразительными конвенциями (с памятниками искусства). Воззрения прошлых эпох, запечатленные в произведениях живописи, суть всегда некие шифры, семиотические загадки; сходство изображенного в картинах мастеров прошлого с тем, что доступно наблюдению в окружающем нас мире XXI столетия, маскирует глубокие, нередуцируемые различия. Наш опыт восприятия оказывается принципиально неадекватен «эффекту реальности», производимому знаковым строем культуры отдаленных периодов, адресованной совершенно иному «означивающему» и воспринимающему сознанию.

Т.А. Козакова изучает антропологические последствия замены традиционной культуры на визуальную. На фоне лавинообразного производства и распространения визуальных образов, в ситуации, когда доминирующим стал такой образ жизни, принцип которого – доступность взгляду, просматриваемость, прозрачность, ориентация на создание и потребление видимостей, подменяющих сущности, постоянно встают вопросы о судьбе современного человека-зрителя, проживающего свою жизнь в атмосфере тотальной визуализации.

Вместе с тем следует признать, что исследователи проблем визуальности оставили за рамками своего изучения целый ряд вопросов, таких как собственно определение визуализации как социального явления, оказывающего масштабное влияние на развитие общества; кроме того не получила должного освещения проблема содержательных сторон визуализации во взаимосвязи субъективной и объективной сторон ее существования и распространения в социуме; остались не до конца выясненными последствия реализации визуализации в обществе. Вышеизложенное позволяет утверждать, что феномен визуализации как социального явления, активно влияющего на общественные процессы и отношения, не получил в научной литературе всестороннего освещения в рамках социально-философского анализа.

Представление об уровне социально-философского осмысления феномена визуализации можно составить на основе анализа имеющихся теоретических источников, объединив их в следующие группы.

Первую группу составляют работы, в которых рассматривается социальное пространство общества, его основные черты и особенности воплощения. Различные мыслители уделяли свое внимание особенностям возникновения и функционирования в рамках социума социальной реальности (Э. Дюркгейм, А. Щюц ), социальной ткани (Г. Зиммель ), социального поля (П. Бурдье, И.А. Осиновская, П. Штомпка ), социального континуума (В. Кайтуков, И.Э. Клюканов ), социальных практик (В.В. Волков, Э. Гидденс, Н. Луман, О.В. Хархордин ), социальных сетей (Б. Гейтс, Э. Гидденс, Д. Тапскотт ), которые можно считать рядоположенными социальному пространству феноменами.

Имеется также ряд трудов, анализирующих наиболее существенные черты социального пространства в контексте визуальности, среди них наибольшего внимания заслуживают позиции Р. Барта, З. Баумана, М.М. Бахтина, В. Беньямина, Ж. Бодрийяра, П.Вирилио, Э. Ги Дебора, С. Жижека, Ю.М. Лотмана, Г. Рейнгольда, Ю. Хабермаса и др., раскрывающих характер и смысл дромосферности и хронотопичности, симулятивности и символичности, приватности и субкультурности, зрелищности и перформативности, дегуманизма и фетишизации как признаков современного социального пространства.

Ко второй группе следует отнести исследования, которые посвящены непосредственному анализу сущности и содержания визуализации и ее роли в социальных процессах и отношениях.

Для выявления сущности визуализации представляют интерес работы Э. Панофского, П. Романова, М. Ямпольского, Е. Ярской-Смирновой и др., которые могут быть охарактеризованы как visual studies, позволяющие рассматривать различные аспекты и признаки визуализации.

Более конкретно раскрыли различные подходы к выявлению сущности визуализации: Д. Берн, Ю.М. Плотинский (техническо-информационный), Р. Арнхейм, З. Кракауэр (гносеологический), Ю.М. Лотман (семиотический), К.Э. Разлогов (культурно-эстетический), Б.Г. Ананьев, В. Вульф (психологический), Ш. Гавайн (паранаучный), Е. Черневич (дизайнерский), В.М. Розин (манипулятивный).

Наиболее близко к причинам визуализации и источникам ее возникновения подошли О. Аронсон, Б. Балаш, Р. Барт, Ж. Делез, Э. Кассирер, М. Маклюэн, М. Мерло-Понти, В.И. Михалкович, М. Ямпольский и др.

Субъекты и объекты визуализации в значительной мере были проанализированы в книгах П. Бурдье, Ж. Деррида, Н.А. Хренова, В.А. Шкуратова.

Научные изыскания Р. Барта, Ю. Громыко, Н. Гудмена, И. Кукулина, М. Липовецкого, У. Липпмана, Н. Лумана, Э. Ноэль-Нойман, Д. Рашкоффа и др. позволили получить представление о технологиях реализации визуализации в социальном пространстве современного общества.

Третью группу представляют исследования, затрагивающие основные формы проявления и возможные последствия реализации визуализации в социальном пространстве. Здесь следует назвать таких исследователей, как М.К. Мамардашвили, П.А. Снопков, В. Саппак, А.Ф. Шклярук, Р. Энтони и др.

Негативные последствия визуализации стали объектом анализа в трудах А.В. Венковой, В.М. Диановой, H.A. Кривицкой-Барабаш, Е. Стренберг и др.

Четвертую группу образуют работы ученых, в которых затрагиваются проблемы оптимизации и преодоления негативных последствий визуализации. Здесь могут быть обозначены работы М. Гутиереса, М. Кастельса, Н.Б. Кирилловой, П. Ладлоу, Г. Рейнгольда, П. Родькина, А.В. Шарикова и др.

Представленный обзор научной литературы позволяет сделать вывод о том, что изучение проблемы феномена визуализации социального пространства пока еще не стало предметом целостного и систематического социально-философского анализа. Это и предопределило выбор темы исследования, его объекта и предмета.

Объектом диссертационного исследования выступает социальное бытие современного общества. Предметом исследования – феномен визуализации социального пространства как общественное явление современности.

Цель диссертационного исследования состоит в создании социально-философской концепции визуализации, позволяющей сделать обоснованные обобщения и выводы о сущности, содержании этого социального явления, проанализировать этапы возникновения, становления и развития моделей визуализации, основных форм проявления и технологий их реализации, а также дальнейшие перспективы и возможности оптимизации влияния визуализации на социум.

Предмет исследования и его цель предопределили постановку и решение следующих доминирующих задач:
1. Выявить основные черты социального пространства как объекта визуализации.
2. Определить сущностные особенности визуализации как социального явления.
3. Раскрыть содержательные черты феномена визуализации в современных условиях.
4. Показать место и роль визуализации в социальном пространстве современного общества.
5. Определить основные направления преодоления негативных последствий реализации визуализации.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили идеи и положения зарубежных и отечественных мыслителей по проблемам общественного развития, культуры и искусства, места личности и социальных групп, их роли в общественной жизни.

В работе широко представлены итоги осмысления проблем общественного развития на научно-практических конференциях и семинарах, в диссертациях и авторефератах диссертаций, публикациях в научных журналах, средствах массовой информации и интернете по теме исследования.

Непосредственно методологическую основу диссертации составили основные положения социально-философской науки, ее понятийно-категориальный аппарат применительно к объекту и предмету исследования: структурно-содержательный, функционально-деятельностный, культурологический, конструктивистский и деятельностный подходы, принципы социального детерминизма и историзма и т.д.

В диссертационном исследовании также используются идеи ряда философских направлений, таких, как семиотика, герменевтика, синергетика, постструктурализм, постмодернизм и др.

Эмпирическая база исследования включает результаты и выводы исследований, посвященных как современному состоянию российского общества, так и западному, процессам социального развития под влиянием визуализации применительно к исследуемой проблеме; контент-анализ публикаций в периодической печати и других источниках, а также обобщение практики деятельности основных субъектов визуализации социума.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура работы подчинена цели и задачам исследования и состоит из введения, трех разделов, заключения и списка использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, раскрывается степень ее научной разработанности в литературе, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, указывается теоретико-методологическая и эмпирическая основа диссертации, определяется научная новизна и формулируются положения, выносимые на защиту.

В первом разделе – «Социальное пространство современного общества в контексте его визуализации» – основное внимание уделено рассмотрению существенных характеристик (признаков) социального пространства современного общества.

Доказывается, что в современном обществе активно функционирует ряд социальных топосов, каждый из которых раскрывает какую-то особую грань социальности: социальная реальность (высшая природная реальность социального согласия, образуемого ценностными суждениями); социальная ткань (порядок и форма взаимодействий между социальными индивидами); социальное поле (совокупность социальных факторов: идей, правил, действий и интересов, влияющих на поведение индивида или группы); социальная среда (совокупность материальных, экономических, социальных, политических и духовных условий социального бытия индивидов); социальный континуум (изменчивость свойств и характеристик социума); социальные практики (осуществляют технологический перевод идеальных образов в социальную действительность); социальные сети (форма временной, ситуативной организации социальных взаимосвязей).

Подвергнуты социально-философскому анализу наиболее характерные черты социального пространства, среди которых особо отмечаются: дромосферность, хронотопичность, симулятивность, символичность, приватность, субкультурность, зрелищность и перформативность, дегуманизм, фетишизация.

Показано, что философские теории Н. Гудмена, Э. Ги Дебора и В. Беньямина наиболее перспективны для исследования свойств визуализации. Так, в символической теории Гудмена утверждается, что символическая схема, находящаяся в определенном отношении к полю референции (т.е. в определенном контексте) некоторым образом структурирует реальность, создает и визуальные, и вербальные миры.

Большое значение имеет также теория общества спектакля Э. Ги Дебора, согласно которому вся жизнь общества проявляется как необъятное нагромождение представлений, где политика, экономика, искусство представляют собой увлекательное представление на сцене огромного театра как художественного опосредования социальной жизни.

Теория технизации искусства В. Беньямина показывает, что произведения искусства и вообще вещи, которые окружают человека сегодня, лишаются своей единственности и уникальности (ауры) и заменяются репродукцией, при этом массовая репродукция визуальных образов в военных действиях, больших праздничных шествиях, грандиозных съездах, массовых спортивных мероприятиях наиболее отвечают потребностям масс, которые получают возможность «взглянуть самим себе в лицо». Это значит, что массовые действия, а также война представляют собой форму человеческой деятельности, особенно отвечающую возможностям все совершенствующихся средств визуальной техники.

На основе исследованных основных признаков дается авторское определение социального пространства общества как объекта визуализации.

Во втором разделе – «Сущность и содержание явления визуализации социального пространства современного общества» – раскрываются специфика и содержание феномена визуализации в реалиях современного общества, выявляются детерминирующие факторы, воздействующие на это явление.

Приводятся доказательства, что глобальные изменения в мышлении и восприятии действительности активно влияют на усиление в социальном пространстве общества визуальных представлений.

Показывается, что усиление внимания к повышению роли визуальности в современном обществе связано: с ускоряющимся ритмом жизни, который заставляет человека мгновенно ориентироваться в обилии информации (чему способствует наглядность, доходчивость, быстроусваиваемость визуальных образов); с выдвижением визуально-зрительной парадигмы познания; с растущими возможностями новой «визуальной революции» и др.

Утверждается, что явление визуализации связано с развитием целого ряд научных направлений: иконологии (исследует сюжеты и изобразительные мотивы в художественных произведениях для определения культурного смысла), визуальной семиотикой (рассматривает иконические знаки в семиотическом континууме), визуальной антропологией (изучение визуальных свидетельств, документов, объектов как источников информации о прошлом и настоящем общества) и др.

Повергаются анализу различные подходы и контексты применения термина визуализации: техническо-информационный, гносеологический, семиотический, культурно-эстетический, психологический, паранаучный, дизайнерский, манипулятивный. На основе указанных подходов дается авторское определение сущности визуализации.

Раскрываются некоторые причины визуализации, которые обусловлены: развитием символического восприятия человека (Э. Кассирер), трансформациями в искусстве вызванными возможностью массового тиражирования репродукций (В. Беньямин); изменением зрительной дистанции между зрителем и объектом восприятия (М. Ямпольский, М. Маклюэн); расширением возможностей воображения творческих личностей: поэтов, художников, режиссеров, veb-дизайнеров, выступающих своеобразными медиумами-проводниками визуализации (Ш. Бодлер); поисками среди симулякров утраченной реальности (С. Жижек, А. Бадью); появлением все новых заменяющих друг-друга аудиовизуальных изобретений: фотографии, кино, телевидения, видео и др. (З. Кракауэр).

Показано, что с помощью синергетического подхода имеется возможность охарактеризовать исторические этапы становления и развития различных моделей визуализации и связанных с этим процессом соответствующих изменений в обществе: палеолит (становление «символического человека» – визуализация направлена на создание наскальных рисунков, петроглифов, изображений лабиринтов, «пещерной Венеры»), бронзовый век (визуальное отображение языка, благодаря которому возникли иероглифы, визуальные изображения, которые могут означать слова и понятия), Античность (визуальный дискурс в скульптуре, архитектуре, театре направлен на показ прекрасного в человеке), Средние века (визуально-религиозная манифестация, проповедь красоты божественного), Возрождение (отделение секулярного визуального дискурса от сакрального), Новое время (визуальный дискурс направлен на решение задач Просвещения, получения все новых знаний о мире и их практического использования).

Доказывается, что наиболее существенными проявлениями визуального дискурса современности выступают медиасредства, сделавшие этот дискурс всеобщим: фотография (достигает большого эффекта достоверности, обладает мобильностью, позволяющей ей вторгаться в мир, нарушая в нем покой и равновесие), кино (создает у зрителя иллюзию, что он находится внутри действия, в изображаемом пространстве фильма), телевидение (обладает трансляционностью, возможностью передачи, практически одновременной реальному ходу событий), интернет-технологии (инициируют генерирование визуальных знаков в открытой среде композицирования и редактирования образов-текстов и образов-икон, обладающих подвижностью и возможностями интеграции различных типов визуальности).

Содержание визуализации имеет ряд атрибутов, среди которых выделяются: технологические и базисные субъекты прямой формы (теле- и кино- компании, создатели компьютерных игр и другие лица или подразделения, которые занимаются созданием, распространением и организацией визуализации и превращенной формы (мифологии и архетипы, идеологии и идеологемы); объекты (массовое и индивидуальное сознание); цель; задачи (функции); средства.

К наиболее важным средствам, которые могут рассматриваться как технологии визуализации, следует отнести создание гиперсобытия (монополизация сетевого вещания в рамках единого медийного глобального пространства), распространение медиавирусов (единиц культурной информации, обладающих способностью проникать на различные уровни социальной реальности и вызывать общественно-значимые последствия) и создание визуальных дискурсов (практики, формирующей особый тип идентичности с помощью ассимиляции в визуальном дискурсе знаков иной природы – условных, вербальных и др.).

Каналами визуализации как средствами трансляции визуального символа могут выступать: логический (процесс абстрактно-рационального распознавания визуальных структур), эстетический (художественная организация визуального символа); семантический (выявление значения, визуально-смыслового содержания информации).

В третьем разделе – «Основные проявления визуализации в социальном пространстве современного общества и возможные направления ее оптимизации» – рассматриваются вопросы реализации визуализации в современных условиях, а также некоторые возможные мероприятия, способствующие развитию данного явления в интересах российского социума.

Выявлены наиболее важные проявления визуализации в различных сферах жизни социума и доказывается, что среди перспектив визуализации выявляются два разнонаправленных вектора. Согласно одному из них визуализация социального пространства спасет человечество, сделает его более моральным, научит людей беречь друг друга и уничтожит противоречия между расами и полами. Другой вектор подчеркивает тупиковый характер визуализации, которая способствует деинтеллектуализации и вырождению человечества, превращении индивидуума в безвольного потребителя инициируемых машиной визуально-чувственных образов.

К деструктивному влиянию визуализации отнесены: создание новой медиальности или симулятивной гиперреальности (стремление к исчерпанию всех аспектов наличного бытия, распаду социального времени и пространства); генерация насилия (производство специфических визуальных дискурсов, направленных на показ физического насилия на экране – эксплицитное визуальное насилие и совокупность техник принуждения к смотрению и подавления взгляда – им¬плицитное визуальное насилие), превращение творчества в потребление (процесс выбора и регулярного обновления вещей понуждает к активному потреблению каждого члена общества, к распаду ремесленно-личностной спаянности духовного производителя с орудиями и средствами его умственного труда, ведет к отказу от творческого отношения к миру); манипуляция (деструктивное воздействие на сознание человека для переключения внимания, обращения к мнимым фактам, привлечения нездорового интереса), визуальная прозрачность (использование модели паноптикума и реалити-шоу для установления визуального социального контроля над частным пространством) и др.

Направления оптимизации визуализации представлены на различных уровнях социума: на международном, на государственном, на общественном, на групповом и на личностном.

Реализация обозначенных и других направлений во многом будет способствовать формированию личности и общества, готовых к восприятию визуальных образов и к противоборству деструктивному их проявлению.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы и научно-практические рекомендации, предложения по реализации полученных результатов.

Список литературы отражает основные источники, используемые при написании диссертации.

III. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна диссертационного исследования выражается в:
– определении основных признаков социального пространства как объекта визуализации;
– уточнении сущности явления визуализации как важного фактора, определяющего облик современного российского социального пространства;
– раскрытии и анализе содержания феномена визуализации применительно к современной социальной действительности;
– в выявлении социальных функций визуализации в сегодняшнем социальном пространстве;
– в раскрытии и обосновании на различных уровнях основных направлений оптимизации визуализации в современном обществе.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Социальное пространство общества как объект визуализации представляет собой одно из пространственно-временных измерений социума, быстро изменчивое под действием зрелищных информационно-коммуникативных технологий символическое поле, воспроизводящее знаково-символические образования экономико-политического, духовно-эстетического, военно-практического плана, оказывающие активное влияние на характер и качество социальных процессов и отношений.

Для современного социального пространства характерными признаками выступают: дромосферность (ускорение всех процессов и умножение многообразия реальности технонаукой, определение информации не содержанием сообщения, а его скоростью), хронотопичность (неразрывная слитность пространственных и временных отношений, делающих возможными новые свойства социального объекта благодаря его включенности «он-лайн» или исключенности «оф-лайн» в сети коммуникаций), симулятивность (обезличивание и обесценивание с помощью симулятивной имитации образов реального мира), символичность (кодирование информации, придание ей различных смыслов и значений посредством ее облечения в материальную оболочку языка слов и вещей, что позволяет существовать социальной реальности), приватность (придание частной жизни людей открытого публичного характера, что реализуется через эрозию публичной сферы, когда общественное колонизируется частным), субкультурность (стихийное создание массовых культур социальных групп, превращающих целые области информационного пространства в их среду обитания), зрелищность и перформативность (приобретение социальным пространством черт театральной постановки, шоу), дегуманизм (отход культуры, искусства, науки от гуманистического начала, утрата духовных и нравственных ценностей), фетишизация (почитание идолов, тиражируемых массовой культурой, что стало возможным в связи с утратой вещами своей ауры единственности и уникальности и заменой ее на репродукции).

2. Визуализация как социальное явление представляет собой процесс активной мыслительной деятельности по воплощению объективной реальности в виде зрительно воспринимаемых изображений, а также придания зримой формы как реально существующим, так и созданным искусственно в сознании любым мыслимым объектам и явлениям, результаты которого активно влияют на различные аспекты жизни социума.

Сущностная характеристика визуализации обусловлена, с одной стороны, сложностью, многоплановостью в онтологическом плане самого этого феномена, а с другой, - многообразие трактовок визуализации детерминируется гносеологическим плюрализмом исследовательских подходов, в числе которых представляют интерес: техническо-информационный (акцентирует внимание на технологической стороне визуального восприятия – подача числовой и текстовой информации с использованием современных компьютерных технологий изображения, представляющего реалистичную сцену или новый изобразительный стиль), гносеологический (представляет особую форму отражения реальности, синтез впечатлений, которая преобразует образы-восприятия в образы-представления), семиотический (насыщение мира значениями, отображением мира искусством и превращением его образов в иконические знаки), культурно-эстетический (выступает как проявление становящейся экранной культуры, синтеза компьютера с видеотехникой, средств связи и каналов передачи информации, образующих принципиально новую парадигму коммуникации между людьми), психологический (представляет создание холодайна как трехмерной голографической мыслеформы, оказывающей влияние на поле сознания), паранаучный (использование воображения для аккумуляции созидательной энергии космоса, для создания желаемых предметов с помощью визионерства – способности к видению сверхъестественных явлений), дизайнерский (визуальное упорядочение мира и борьба с визуальным хаосом), манипулятивный (употребление визуальной информации с целью управления или воздействия на сознание, чувства и поведение человека).

3. Содержание визуализации имеет ряд атрибутов, среди которых выделяются: технологические и базисные субъекты прямой формы (теле- и кино- компании, создатели компьютерных игр и другие лица или подразделения, которые занимаются созданием, распространением и организацией визуализации) и превращенной формы (мифологии и архетипы, идеологии и идеологемы); объекты (массовое и индивидуальное сознание), цель (визуальное преобразование реальности); средства, понимаемые как технологии ее реализации: создание гиперсобытия (монополизация сетевого вещания в рамках единого медийного глобального пространства), распространение медиавирусов (единиц культурной информации, обладающих способностью проникать на различные уровни социальной реальности и вызывать общественно-значимые последствия) и создание визуальных дискурсов (практики, формирующей особый тип идентичности с помощью ассимиляции в визуальном дискурсе знаков иной природы – условных, вербальных и др.).

Каждый из данных атрибутов в зависимости от направленности визуализации, стержнем которой является коммуникация, имеет свою специфику.

Визуализация активно представлена во всех сферах социума: в материально-производственной сфере она выступает «экономикой икон» (в использовании брендинга для наглядно-символического воплощения образа жизни в рамках реализуемого товара или услуги), в политической сфере – в различных технологиях политической пропаганды: открытии доступа к компрометирующим секретным материалам (сайт «Викиликс»), распространении политической карикатуры («карикатурная война»), создании политического плаката и выпуске почтовых марок; в духовной сфере – в визуальном искусстве («сетевое искусство», граффити; стереоскопические 3D-технологии), в науке (визуально-популярные презентации научных открытий, исследований, а также участие ученых-специалистов в телевизионных ток-шоу), в религии (телепроповедники, с одной стороны, способствующие консолидации общественного мнения, с другой, - зачастую имеющие масштабный коммерческий интерес), в социальной сфере – в трансформациях семьи как ячейки общества.

4. Функции визуализации как особого вида деятельности являются детализацией ее цели и представляют собой: функцию описания реальности и конструирования действительности (изменение негативного проблемного образа, «создание миров» при опоре в большей степени на образы, ощущения, символы, то есть на визуальное восприятие реальности); функцию контроля общественного мнения и определения «повестки дня» (постоянное воздействие на общественное мнение с помощью утверждения темы, выбора повестки дня); функцию навязывания символических визуальных кодов (с помощью визуального конструирования изображений реальных объектов на основе перцептивного «кода узнавания» создается семиологическая система мифа, который одновременно обозначает и оповещает, внушает и предписывает через репрезентацию означаемого посредством означающего). При этом комплексной функцией интегрирующей в себя все остальные выступает функция управления коммуникативным пространством, которая обозначает возможность и действительность деятельности субъектов визуализации по сбору, анализу, корректировке, распределению визуальных информационных потоков, направленных на выбор информационной политики с учетом их последствий для общества.

5. Направления оптимизации визуализации могут быть представлены на различных уровнях социума: на международном (создание и распространение визуального дискурса, отражающего официальную позицию страны на международной арене), на государственном (создание визуальной политики по разработке и внедрению фирменного стиля государственного брендинга), на общественном (организация общественной, независимой от формального внешнего влияния площадки, представляющей собой электронную агору – построенный на основе социальных сетей особый тип социально-виртуального сообщества), на групповом (деятельность электронных виртуальных групп – «сетян», новой социальной общности жителей-пользователей интернет-Сети по защите своих интересов и свободы коммуникаций), на личностном (дефрагментация сознания, возрождение творческого потенциала личности и воспитание медиакультуры, способной помочь «читать», анализировать и критически оценивать медиатекст, заниматься медиатворчеством, усваивать новые знания посредством медиа).

IV. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО АПРОБАЦИЯ

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в углублении и расширении социально-философских знаний о сущности, содержании и специфике явления визуализации социального пространства социума, тенденциях проявления и приоритетных направлениях развития. Выводы диссертации могут быть использованы в интересах дальнейшего теоретического осмысления состояния и развития визуализации в мире и России в современных условиях и их воздействия на все стороны жизнедеятельности личности и социальной общности.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что разработанные в диссертации положения могут быть использованы при исследовании общественной мысли и социальных процессов в России и в мире. Материал, представленный в диссертации, найдет применение в преподавании общего курса по социальной философии, в чтении специальных курсов, посвященных проблемам визуализации и влиянию на массовое сознание визуальных информационно-коммуникативных технологий.

Проведенное социально-философское исследование явления визуализации социального пространства современного российского общества позволяет предложить ряд рекомендаций, использование которых будет способствовать более взвешенному пониманию мировоззренческих проблем, связанных с особенностями визуального их восприятия, позволят учитывать данный аспект в процессах, связанных с развитием российской цивилизации, государства и общества, социальных групп и личности.

Всю совокупность имеющихся рекомендаций можно условно разделить на следующие две группы.

Первая группа: рекомендации теоретического характера – включает в себя исследованные в работе методологические положения и подходы к изучению как особенностей социального пространства визуализации, так и собственно сущностных и содержательных сторон реализации визуализации в современной России. Они могут найти широкое применение в дальнейшем изучении различных аспектов явления визуализации применительно к личности гражданина России.

Опираясь на разработанные в диссертации положения, представляется целесообразным более полно и последовательно исследовать ряд перспективных направлений, значительно расширяющих объем научного знания по данной проблеме:
– разработка методологии исследования феномена визуализации общества;
– обоснование и применение структуралистских, постмодернистских и семиотических подходов к определению феномена визуализации;
– исследование возможностей интеграции рационально-философского, художественно-творческого и других видов знания в комплексном исследовании явления визуализации;
– определение возможностей выбора личностью определенных стойких мировоззренческих позиций, противостоящих их искажению в рамках визуализации;
– выявление основных типов и форм реализации визуализации в обществе;
– воздействие визуализации на социальную, политическую, экономическую и духовную сферы общества;
– изучение взаимосвязи между созданием новых масс-медиа и дальнейшим развитием визуализации общества;
– анализ и прогнозирование условий и факторов дальнейшего развития визуализации социального пространства применительно к России и другим странам.

Полученные результаты диссертационного исследования, предложения и рекомендации могут быть также использованы: в более детальном и глубоком исследовании объективных и субъективных детерминант явления визуализации в современном российском обществе; в исследовании этапов становления данного феномена применительно к дальнейшему развитию современного социума; в формировании системы более взвешенного выбора средств восприятия и анализа социальной реальности; в совершенствовании духовно-художественного определения основ жизнедеятельности россиян; в формировании и развитии взвешенной визуально-медийной политики в рамках российского социума; в подготовке теоретических и научно-практических конференций.

Вторая группа: рекомендации практического характера - включает в себя практические предложения, непосредственно направленные на развитие сохранение и упрочение взвешенного восприятия реальности, а также воспрепятствование навязыванию симулятивных визуальных образований и разрушению целостного образа мира личности, российского общества и государства:
а) ученым и преподавателям высших профессиональных учебных заведений материал диссертации можно использовать в следующих целях:
– для проведения занятий по социальной философии, эстетике, культурологии, искусствоведению, социологии;
– для разработки практических рекомендаций по разрешению трудностей и противоречий визуализации образов социальной жизни путем нахождения реальных основ социальной жизни, которые не могут быть подвергнуты визуальным искажениям;
– для разработки и издания учебно-методических пособий на тему «Визуализация социального пространства общества средствами масс-медиа», «Феномен визуализации образов в общественном сознании», «Визуальный дискурс в системе социальных координат общественного развития».
б) для активизации исследовательской работы по предложенной проблематике:
– рекомендуется проводить научно–практические конференции по вопросам противодействия негативному влиянию визуальных образов на личность, общество и государство;
– рекомендуется организовать научно-исследовательскую работу по дальнейшему изучению влияния визуализации на современное российское общество.

Рассмотренные в диссертации проблемы, безусловно, не охватывают всего спектра вопросов, касающихся феномена визуализации. Автор надеется, что полученные результаты и выводы исследования, их учет в информационно-политической, научно-педагогической, художественно-эстетической деятельности позволит с пользой применять визуально-социальные образования, одновременно противостоять негативным тенденциям их реализации, будет способствовать адекватной оценке россиянами объективной реальности, соответствующей настоящему положению дел в российском социальном пространстве.

Апробация исследования. Основные теоретические положения диссертации обсуждались на кафедре «Философия, социология и история» Российской открытой академии транспорта МИИТ, на кафедре философии и религиоведения Военного университета, в выступлениях на научно-практических конференциях и семинарах, а также в процессе проведения занятий по философии и культурологии со студентами Российской открытой академии транспорта МИИТа.

Основные результаты исследования нашли отражение в публикациях автора:
а) научные статьи, опубликованные в журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные результаты диссертации на соискание ученой степени кандидата наук:
1. Жигарева А.А. Концепции визуализации: становление, развитие и формы проявления / Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск. № 8. 2011 г. 0,5 п.л.
2. Жигарева А.А. Феномен визуализации: деструктивное воздействие на воспитание российской молодёжи / Педагогическое образование и наука. Москва. № 2. 2011. 0,5 п.л.
б) в других изданиях:
3. Жигарева А.А. Подходы к выявлению сущности визуализации как социального явления / Симбирский научный вестник. Ульяновский государственный университет. №2 (2). 2010. 0,5 п.л.
4. Жигарева А.А. Воспитание медиакультуры в контексте визуализации современного общества / Актуальные проблемы транспорта на современном этапе / Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию Российской открытой академии транспорта.- М.:МИИТ,2011. 0,4 п.л.

Общий объем публикаций по теме диссертационного исследования составил 1,9 п.л.
А. Жигарева

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false