Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Особенности функционирования института военных священнослужителей на современном этапе строительства вооруженных сил российской федерации

 В июле 2009 года экс-президент России Дмитрий Медведев выразил согласие с предложениями целого ряда религиозных объединений и поручил Министерству обороны возродить в России институт военного духовенства. Было заявлено о том, что на первом этапе священнослужители появятся в военных подразделениях за рубежом. В ходе второго этапа (с 1 января 2010 года) будут назначены священнослужители РПЦ во всех Вооруженных Силах до бригады включительно. Всего планируется привлечь 200–250 священников. Уже с 1 декабря 2009 года в Вооруженных Силах была введена должность помощника командира воинской части по работе с верующими военнослужащими, а в начале февраля 2010 года – утверждено положение о функциональных обязанностях данной должностной категории.
Решение о возрождении института военных священнослужителей получило неоднозначную оценку в общественных кругах и вызвало массу споров. Спектр мнений относительно сущности и характера военно-конфессиональных отношений в российском обществе весьма широк и колеблется от восторженно-комплиментарных до тревожно-критических.
Сторонники данной реформы видят перспективу в развитии военно-религиозных отношений, объясняя это ростом религиозности, как в российском обществе, так и в армейской среде; накопленным за многовековую историю положительным опытом взаимодействия армии и церкви; наличием проблем связанных с ксенофобией и религиозной нетерпимостью, требующих принятия действенных мер по предупреждению националистических и иных экстремистских проявлений в воинских коллективах; наконец, необходимостью повышения морально-нравственного уровня личного состава Вооруженных Сил.
Противники введения института военного духовенства считают, что подобный шаг противоречит конституционному принципу о свободе совести и вероисповедания, а отсутствие четко проработанной нормативно-правовой базы грозит ростом конфликтности и дестабилизацией единого организма Вооруженных Сил.
Очевидно, что институт военного духовенства необходим. Об этом говорит и опыт демократических стран, которые сумели на практике воплотить капелланское служение, сохранив единство воинских контингентов и межрелигиозный мир. Вместе с тем процесс становления института военных священнослужителей, несмотря на объявленную в высших органах военного управления всю его важность и значимость в контексте военно-патриотического воспитания личного состава, протекает в сложных условиях и весьма болезненно.
В рамках ежегодного мониторинга религиозной обстановки в Вооруженных Силах Научно-исследовательский центр (социологический) Вооруженных Сил Российской Федерации провел экспертный опрос участников второго сбора штатных военных священников и сотрудников органов по работе с верующими военнослужащими. Опрос проводился в рамках XX Международных Рождественских образовательных чтений, состоявшихся 24-25 января 2012 года в Москве. В опросе приняли участие 28 штатных помощников командиров по работе с верующими военнослужащими.
Целью исследования явилось выявление особенностей функционирования аппарата военного духовенства и выработка предложений по совершенствованию деятельности института помощников по работе с верующими военнослужащими.
Полученные результаты экспертного опроса позволяют сделать следующие выводы.
В настоящее время деятельность института военных священнослужителей сталкивается с рядом проблем и противоречий, требующих решения на различных уровнях системы военного управления. Наиболее типичные трудности, с которыми приходится встречаться представителям военного духовенства, отражены на рис. 1.
Отсутствие в распорядке дня времени для работы с верующими военнослужащими – одно из главных противоречий в деятельности военного духовенства.
Данную проблему нельзя решать в одностороннем порядке. Важно, чтобы реализация конституционного права военнослужащих на свободу совести и вероисповедания в условиях военной службы было личным делом каждого и исключало насилие над его убеждениями. Нарушение этого принципа неизменно вызовет утверждение негативного отношения и к священнослужителям, и к религии в целом. Необходимо продумать, чем будут во время данной работы заниматься военнослужащие, не считающие себя верующими. Недопустимо возникновения таких ситуаций, когда одна категория военнослужащих будет находиться со священником, а другая (не испытывающие такой потребности) – нести службу во внутренних и гарнизонных нарядах, проводить различного рода хозяйственные работы. К сожалению, такая практика имеет место в повседневной армейской жизнедеятельности из-за неумения и нежелания должностных лиц организовывать досуг личного состава, или из-за отсутствия условий для такой работы. Очевидно, что решение указанной проблемы требует поддержки и взаимопонимания как со стороны аппарата по работе с личным составом, так и со стороны офицеров, отвечающих за контроль распорядка дня в подразделениях.
Рис. 1. Трудности, возникающие в организации богослужений, просветительской и воспитательной деятельности по мнению экспертов (в %) 
Подавляющее большинство экспертов (89%) отметили, что взаимоотношения с офицерами (сотрудниками) органов по работе с личным составом строятся на взаимном уважении, взаимопомощи и понимании идеи общего дела. Только 11% респондентов указали на деловой характер таких отношений.
Между тем, каждый четвертый опрошенный (25%) среди сложностей, возникающих в процессе повседневной деятельности, указал на непонимание со стороны командиров (начальников), еще 15% экспертов заявили о низком духовно-педагогическом уровне офицерского состава, столько же (15%) отметили общее принижение роли богослужений.
Сложность в оптимизации военно-конфессиональных отношений во многом определена годами складывающейся порочной практикой, когда приоритет боевой подготовки ставится в ущерб работы с личным составом.
Очевидно, что командиры и начальники всех степеней, независимо от своих мировоззренческих позиций, не должны проецировать свое субъективное отношение к религии на своих подчиненных. В условиях мировоззренческого плюрализма всем военнослужащим, особенно офицерскому составу, нужно учиться мыслить категориями взаимодополняемости, а не взаимоисключения.
Только 10% опрошенных отметили, что командир и его помощник по работе с личным составом стараются посещать каждое богослужение: 43% заявили, что это происходит по большим религиозным праздникам, 14% указали, что такого не происходит никогда. Вместе с тем такие обстоятельства нельзя категорично ставить в вину вышеуказанным должностным категориям, учитывая всю загруженность их рабочей недели и объем решаемых ими задач.
Серьезным препятствием для эффективного функционирования института военных священнослужителей является слабая информированность большинства офицеров по вопросам религии, что порождает заблуждения и домыслы среди военнослужащих и приводит к неадекватному пониманию ими роли представителей духовенства в армии и на флоте. Многие из них не только не знают основ вероучения той или иной религиозной конфессии, ее культа, особенностей психологии ее сторонников, но не знает и требований, которые предъявляет к его верующим подчиненным их религиозная вера в отношении военной службы. К религиоведческой безграмотности прибавляется правовая – незнание элементарных требований Конституции и законодательства России в области свободы совести и вероисповедания. Это невежество нередко усложнено крайней нетерпимостью к представителям других религий.
В современных условиях военный руководитель обязан обладать определенным объемом религиоведческих знаний. Их отсутствие может привести к невольному оскорблению, как религиозных чувств верующих подчиненных, так и мировоззренческих принципов военнослужащих, не разделяющих религиозных убеждений.
Отсутствие полноценной системы религиоведческой подготовки – это проблема не только Вооруженных Сил, а следствие упущений в системе общей допризывной подготовки и патриотического воспитания молодежи, а также в системе военного образования в целом.
Вместе с тем, подавляющее большинство опрошенных (86%) отметили, что чаще всего в повседневной деятельности священнослужителей командование оказывает помощь организационного характера, более половины (57%) респондентов заявили об административном содействии, а каждый четвертый (25%) указал на информационно-пропагандистскую и материальную поддержку.
Оптимальному функционированию аппарата помощников по работе с верующими военнослужащими будет способствовать утверждение статуса военного священника на законодательном уровне и поддержка командиров (начальников) в повышении авторитета военного духовенства на местах.
В настоящее время просматривается низкая вовлеченность военных священнослужителей в повседневную жизнедеятельность воинской части (корабля). Так, только половина опрошенных (48%) посещают совещания, проводимые командиром соединения (базы), 15% респондентов бывают на таких мероприятиях, как правило, по мере возникновения проблемных вопросов, 8% – если вызовет командование, а 18% не бывают на подобных совещаниях вообще (рис. 2). Вместе с тем, только 15% экспертов регулярно выходят на ежедневные построения в воинской части (на корабле), а каждый третий (33%) не бывает на них совсем. Конечно, нет острой необходимости постоянного присутствия помощника по работе с верующими военнослужащими на совещаниях, проводимых командиром, и построениях личного состава. Тем не менее, неофициальное звание «полкового священника» в какой-то мере обязывает находиться в курсе дел, происходящих в воинской части. Более того, такая практика повышает авторитет и значимость военного духовенства среди всех без исключения категорий военнослужащих. И здесь основополагающую роль должна сыграть работа командира соединения (базы) по установлению неофициального статуса военного священнослужителя путем привлечения к подобного рода мероприятиям.
Рис. 2. Частота посещения военными священнослужителями совещаний, проводимых командиром соединения (базы), (в %)
 
Заметим, что немало проблем в повседневной деятельности, по мнению самих священнослужителей, возникает в связи с двойным подчинением административно-территориальным религиозным органам (епархии) и органам военного управления.
Большие трудности в организации богослужений просветительской и воспитательной деятельности доставляет отсутствие (отдаленность) храма и духовной атрибутики.
Так 62% опрошенных указали на наличие храма на территории соединения (воинской части), более трети (35%) – молитвенной комнаты, 15% респондентов заявили, что у них имеется часовня, еще 7% священнослужителей сказали о текущем строительстве храма.
Между тем почти каждый пятый эксперт (19%) отметил, что религиозные обряды приходится проводить за пределами территории воинской части, что доставляет немало трудностей для богослужебной деятельности. В условиях повышения интенсивности военной службы можно спрогнозировать большие проблемы удовлетворения религиозных потребностей военнослужащих, так как выделение времени на дорогу будет являться «непозволительной роскошью» в рамках распорядка дня.
Стоит отметить, что у подавляющего большинства помощников по работе с верующими военнослужащими (76%) отсутствует оборудование для походного храма, а у 12% опрошенных оно не в полном объеме. Между тем переход Вооруженных Сил к перспективному облику обязывает каждого военного священнослужителя иметь подобное оборудование в связи с увеличением количества тактических и оперативно-стратегических учений, где, как правило, потребность военнослужащих в общении с духовенством возрастает.
О наличии доступного помещения для проведения индивидуальной работы с военнослужащими по призыву заявил 61% респондентов, 19% указали на то, что такое помещение имеется, но нормальных условий для работы в нем нет, а каждый пятый (20%) из-за отсутствия подобного помещения (кабинета) проводит работу чаще всего в комнате досуга.
Несомненно, появление военного священника в казарме (на корабле) имеет важный воспитательный момент:
во-первых, это в определенной степени дисциплинирует солдат (матросов) и сержантов (старшин);
во-вторых, повышает духовность личного состава и тем самым косвенно способствует профилактике правонарушений;
в-третьих, данная практика повышает авторитет духовенства, формирует его статус и пропагандирует важность духовного общения.
Тем не менее, не каждый военнослужащий способен при товарищах в казарме побороть свое стеснение и обратиться за помощью к священнослужителю. Поэтому наличие оборудованного помещения именно для индивидуальной работы продиктовано необходимостью соблюдения морально-этических норм. В этом плане работа помощника командира по работе с верующими военнослужащими схожа с функциями войскового психолога.
Очевидно, что приход в воинские коллективы священников не сможет в одночасье сделать духовную жизнь военнослужащих нравственно богатой и насыщенной, а также решить все проблемы с формированием высокой мотивации военной службы и укреплением воинской дисциплины.
Следует также понимать, что религия не является панацеей от множества проблем, существующих в современных Вооруженных Силах. Воспитательные возможности религии локализуются, в первую очередь, в сфере духовного просвещения и нравственности. Но игнорировать такой моральный потенциал в условиях идеологического вакуума просто не целесообразно.
Чаще всего военные священнослужители проводят индивидуальную работу с офицерами и военнослужащими, проходящими военную службу по призыву. Об этом заявило 58% опрошенных. Наиболее распространенными формами воспитательной работы с военнослужащими, применяемыми представителями военного духовенства, являются индивидуальные и групповые беседы. Так считает 70% экспертов. Чуть меньшую популярность имеют публичные выступления (56%).
В работе с членами семей военнослужащих и гражданским персоналом части, как правило, применяется беседа (42%), либо проведение религиозных обрядов (34%). Боле половины респондентов (64%), отметили, что встречаются с вышеуказанной категорией часто или скорее часто, почти каждый третий (31%) указал, что общается по мере их обращения, и только 8% опрошенных заявили об очень редких случаях проведения подобной работы.
Усложняет деятельность военных священнослужителей и отсутствие автотранспорта. Особенно этот вопрос актуален для воинских частей, находящихся на территории других государств, где он приобретает уже политический оттенок.
Для представителей военного духовенства характерен высокий рабочий настрой, желание лучше изучить специфику военной службы. Большую важность для них имеет поддержка со стороны органов по работе с личным составом.
Каждый пятый опрошенный (20%) заявил об отсутствии выходных дней в своей работе, что подтверждает трудолюбие и высокую работоспособность священнослужителей.
Важность конструктивных взаимодополняемых рабочих отношений с представителями аппарата по работе с личным составом отметило 65% респондентов.
Представляется целесообразным уже сейчас сосредоточить максимум усилий на организации взаимодействия между командирами, штабами, органами по работе с личным составом и помощниками по работе с верующими военнослужащими с целью организации совместного процесса повседневного воспитания военнослужащих по формированию у них высоких духовно-нравственных качеств в интересах повышения боевой способности войск (сил).
Не малую пользу эксперты видят в проведении учебно-методических сборов с войсковыми психологами. Об этом заявили 27% опрошенных.
Проблемы функционирования института помощников по работе с верующими военнослужащими определяют в полной мере и основные предложения экспертов по их разрешению:
o   выделение отдельной статьи в лимите бюджетных обязательств для расходов на работу с верующими военнослужащими;
o   установление статуса помощника по работе с верующими военнослужащими на законодательном уровне;
o   помощь командиров соединений (баз) в повышении авторитета церкви;
o   взаимодействие Вооруженных Сил с представителями всех конфессий;
o   выделение в распорядке дня времени для проведения работы с верующими военнослужащими;
o   обеспечение духовной атрибутикой;
o   решение проблемы с предоставлением автотранспорта.
Выделенные противоречия и проблемы свидетельствуют о необходимости серьезной корректировки политики государства в сфере государственно-конфессиональных отношений и пересмотра многих позиций в области отношений армии и религии. Попытки игнорировать нарастающие проблемы неизбежно приведут к самым тяжелым последствиям для национальной безопасности России, ее военной мощи. Вот лишь некоторые из них:
·          нарастание процессов расслоения воинских коллективов по мировоззренческим признакам;
·          рост напряженности в отношениях между верующими и неверующими военнослужащими;
·          обострение отношений между верующими военнослужащими, принадлежащими к различным конфессиям;
·          привнесение негативных моментов в межличностные отношения между военнослужащими на этноконфессиональной почве;
·           «проецирование» на воинские коллективы всего комплекса проблем, возникающих в системе «общество – государство – религия»;
·          нарастание психологического дискомфорта военнослужащих в связи с религиозной «заангажированностью» некоторых командиров и начальников на различных уровнях военного управления и др.
Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false